ОЛЬГА БЕРГ
Психологическая
студия
Контактный телефон
+7 (964) 500-50-91

Мама превращается… в монстра



(Заметки психолога о проблемах родителей).


Когда уже нет сил терпеть. Терпела, терпела, и взорвалась – весь накопленный гнев вкупе с яростью, как огненная лава, извергается из мамы на собственного, еще пару часов назад обожаемого, ребеночка. Идеальная мать уступает, нет, сметается мамой-монстром, готовой крушить все вокруг.

«Когда книжка попадется, когда детский тапок, когда игрушка, - все в доме завалено его игрушками», - мама 3-летнего Вовы чуть не воет.

Она психически нормальна, не страдает депрессией или биполярным расстройством. Просто еще 3,5 года назад Вовина мама была во всем предоставлена самой себе. С отцом Вовы – гостевой брак, как сейчас принято говорить, на работе – лидер, в свободное время – невероятное число разнообразных хобби и увлечений. Ей казалось, что она полностью управляет своей жизнью и гордилась этим.  А когда узнала о беременности, решила и этот процесс взять под контроль. Только родившийся малыш никак не укладывался ни в расписание (ест не по часам, спать вообще не уложишь), ни в привычный прежде уклад новоиспеченной мамы. Умом она понимала, что ребенок ни при чем, но порой, в отдаленных уголках ее сознания мелькала мысль, что «он все испортил». Он «лишил» ее насыщенной жизни, общения, привычных удовольствий, он лишил ее даже ее собственного пространства в доме.

«Его игрушки есть в каждой комнате, в каждом углу, могут валяться на проходе, и меня это страшно бесит. Он не остается один в комнате ни на минуту, вечно ноет и плачет, я так устала… Он так сильно влияет на мою жизнь, я потеряла контроль, и это ужасно».

Молодая мама не понимала, насколько сильно она сама влияла на жизнь сына. Она все еще рассматривала мир как источник «брать», наполняться, и от малыша она действительно наполнялась – умилением, радостью, восторгом. Но насытившись, она теряла к нему интерес, как раз когда он предъявлял свои (к тому же не всегда понятные) желания. Что заставляло ее оставаться инфантильной, несмотря на рождение сына?

Недостаточно было объяснить маме, что малыш разбрасывает игрушки по всей квартире потому, что она вытесняет его из своей жизни. Чем меньше она его принимала, тем больше он стремился распространить себя по дому, как бы показывая: «Мама, я здесь! Заметь меня!»

Как часто бывает, история привела нас в детство. Вовина мама с 1,5 лет была отдана в ясли, и с тех пор с ней случилось немало несправедливых историй, в которых она обвиняла свою мать. Поэтому сама решила быть «хорошей» матерью, а это означало отказ от посторонних людей (нянь), посещение детских групп развития, точное следование рекомендациям по питанию и режиму дня. Отказ от яслей Вовина мама грамотно аргументировала тем, что Вова еще не вполне хорошо говорит, и не сможет пожаловаться на воспитателей, если что-то пойдет не так. Она искренне не понимала, почему она все делает правильно, но это приносит ей страдания?

Потребовалось время, чтобы она осознала свое решение «не быть как мама». Чтобы понять свою мать, простить ее, отпустить детские обиды, залечить душевные раны. Чтобы подрасти самой, отважиться на близость, изменить отношения с сыном и простить себя. Ей потребовалось многое переосмыслить, чтобы распрощаться со своим «Монстром».


Работая с мамой методом ЭОТ (эмоционально-образная терапия) Н.Д.Линде, удалось быстро трансформировать образ "монстра" в образ маленькой девочки - той, которую когда-то оставляла мать. На наших сеансах женщина училась принимать себя и давать себе защиту, излечивая свои детские травмы. Став заботливым родителем для самой себя, у нее само собой изменились отношения с сыном.  



Ольга Берг.

Продолжение "Мама превращается в... мигеру" следует.


Подпишитесь на новости (блок слева) и читайте статьи первыми! 




Комментарии

Подписка

Подписаться на рассылку:



Новости
Вышел в свет Сборник статей психологов-практиков, применяющих метод ЭОТ. "Эмоционально-образная терапия. Новый этап развития". Подробности - в разделе ЭОТ.
Мудрое слово
"Отношения без любви могут навсегда заставить нас играть роль пассивных заключенных, жертв, которым не дано нести ответственность за свою жизнь". Линда Шиерз Леонард.